11:46 

Одинокий путник

Беглец, мороз и снег, конные монахи-преследователи с развевающимися крыльями клобуков... А в другой, отнятой, жизни - праздники лета и волшебные песни, любовь и колдовство. Пронзительная, надрывная история о временах двоеверия, о победоносном шествии по земле христианства, о последних волхвах и колдунах, убитых, сожженных, стертых с лица земли вместе с их книгами, их Знанием, их «сказками о богах» и «мудростью волшебной».

Одинокий путник

Тем, кто читает Путника после Вечного колокола и Учителя, он кажется вторичным. На самом же деле Путник был первой книгой в этой (в некоторой степени) трилогии, повященной борьбе христианства и язычества. А Колдун (Охто) для многих стал одним из самых любимых книжных героев.

Отзывы

Leandr

Очень интересная книга, берет за душу.. местами хочется плакать...

Лютослав

Очень понравилось! И сам роман, и взгляд на христианство, и читается на одном дыхании - я за день прочёл.

Было бы интересно прочитать продолжение. Олег погиб...но ведь у него остались дети от Лели, и они вполне могли унаследовать дар волхования. Хотя Боги могли выбрать другого, ведь борьба с христианством должна продолжаться.

Сергей В.

Опасная книга. Как для верующих православных, так и неверующих. Может ввести в заблуждение.
Хотя сильных верой она только укрепит.
Сюжет вполне мог быть в реальности (житие монахов, людей, вера, события и пр.), если опустить всякого рода чудеса.
Только выводы по моему мнению сделаны неверные.
Мне в целом понравилось как захватывающе написано.
Писатель должен внимательно и ответственнь относиться к своему творчеству.
"Попали в ад разбойник и писатель. Разбойник горел в сильном огне, а писатель на слабом. Но прошло время и огонь разбойника потух, т.к. сгладились уже все те последствия, которые он нанес людям в жизни, а огонь под писателем разгорался все жарче, т.к. все больше читали его книги, увлекались этими идеями и распространялись необратимые последствия" (пересказал своими словами)

Айса

Хм, неплохая история, намекающая, кстати, что современные "православные христиане", точнее, считающие себя такими, многого о своей религии не знают... в частности, того, что есть определенные обязательные к исполнению ритуалы... без которых христианин вообще-то не должен обходиться...
А вообще - поступки героя немного нелогичные - сам он не богатырь, но помощи просить почему-то не желает...

Мог бы наврать князю, что авва кристаллом подчинит его людей и его самого - и князь сам бы позаботился о том, чтобы кристалл отнять....
Очень хорошо описаны порядки в монастыре - кто не верит, пускай посмотрят умные книжки , и даже фильмы есть про такое... мне лично вспоминается жуткий фильм про ирландию - про монастырские "убежища" для грешниц - (они же прачечные) в которые принимали всех девочек, которых не желали кормить их родители, (или у которых родители умерли) а не только тех, кого изнасиловали, например, и после этого стали считать грешницами....

Их там держали взаперти на одном хлебе и круглые сутки заставляли молиться и стирать грязное белье ... И так круглый год всю оставшуюся жизнь... Только раз в год в жутких серых платьях и с опущенными головами им разрешали выйти строем в город - чтобы показать горожанам "исправившихся грешниц" воочию...

Как награда за "хорошее поведение" - если послушны, доносят на других "грешниц" и молятся усердно - им можно было стать монахинями и питаться чуть получше, и все - ни обучения, ни общения, ни шансов на нормальную жизнь когда-нибудь....

В общем, история интересная, но не без ляпов, например, с чего бы волхву говорить "Спасибо" - это ж христианское "Спаси Бог"...?

Мир

Во время путешествия по древним монастырям Северо-запада, мне в руки попала книга об истории одной обители, которая начиналась со слов: «В 988 году торжествующая языческая Русь принимает христианство…». Вот об этом торжестве в книге и пойдет речь.

Христианство пришло на Русь к началу расцвета язычества, когда оно не только не успело изжить себя, но и не достигло своего апогея, в отличие от язычества Греции и Рима, которое на момент христианизации переживало свой закат. И в отличие от язычества племен, населяющих Европу, где оно не доросло до зрелого пантеона богов, свойственного временам образования государства. Вот поэтому и несли на Русь крещение «огнем и мечом», вот поэтому и уничтожали все следы «мудрости волшебной», стирая даже память о ней со страниц истории. И горели на кострах кощунники – те, кто мог поведать народу «мифы Древней Руси», сказки о богах.

Можно бесконечно говорить об исторической необходимости принятия христианства князем Владимиром, и о его вкладе в русскую государственность. А между тем, христианство принесло нам рабство, которого не ведала языческая Русь, и не спасло от феодальной раздробленности и княжеских усобиц. Самодержавие же вернулось в Россию только через пятьсот лет после христианизации Руси, когда церковь, наконец, сумела отбросить народ во тьму безграмотности, голода и болезней – самых надежных спутников уверенного управления народами. Церковь узурпировала право быть центром культуры и просвещения, врачевания и естественно-научной мысли, и в то же время стала самым крупным феодалом-землевладельцем, имея в собственности несчетное число крепостных «душ».

Эта книга – не исторический роман, и не надо искать в ней конкретного времени и места действия.

Отрывок

Северный ветер толкал сани вперед, пока дорога вела с севера на юг, но стоило повернуть на восток, и метель завертелась бешеной каруселью: ветер летел вдоль берегов и задувал со стороны леса, поднимая в воздух снежные воронки. Дамиан кутался в медвежьи шубы, натягивал широкий куколь на голову, но холод полз в каждую щелку и пронизывал шубы насквозь. И шевелил мех, поднимая его дыбом. Послушник нахлестывал лошадей, с трудом передвигавших ноги по глубокому снегу, и поминутно оглядывался назад, и в глазах его архидиакон разглядел ужас. Вой ветра мешал спросить, что так напугало послушника.

Смеркалось. Дамиан не сразу заметил, как темнеет небо в снежной пелене, а когда понял, что через несколько минут на реку спустится ночь, у него самого по спине пробежали мурашки. То ли послушник заразил его суеверным страхом перед зимней ночью, то ли его напугало одиночество в мутной круговерти, то ли грохот ветра в лесу и свист поземки под полозьями саней… Но мех на шубах шевелился, и Дамиану показалось, что звери, с которых были содраны эти шкуры, оживают, ежатся от холода и скоро поймут, что под ними, прячась от мороза, лежит живая, съедобная плоть.

Ветер сбивал лошадей с ног и грозил опрокинуть сани, и в его шуме Дамиан слышал далекий сатанинский смех, похожий на грохот падающей крыши горящего дома, и раскаты этого хохота заставляли волосы на голове шевелиться, и холодный пот выступал на лбу и покрывал челку ледяной коркой. Кони надрывно ржали, но бежать не могли, увязая в снегу. Метель все туже стягивала сани в снежной воронке: ни берегов, ни пути впереди не было видно, и послушник, вцепившись в вожжи, начал громко и отчаянно выкрикивать:

– Отче наш! Иже еси на небесех! Да святится имя Твое!..

В другом случае Дамиан бы рассмеялся над ним, но на этот раз ему было не до смеха: над послушником хохотал ветер, хохотал зычно, и хлопал в ладоши – Дамиан видел его хохочущий, торжествующий лик.

Это колдун. Мысль прорезала пространство и острой занозой впилась в висок.

– Да приидет царствие Твое… – прошептал архидиакон непослушными губами, – да будет воля Твоя…

И вдруг понял: Бог не слышит их. Они одни в этой снежной пелене. Они, их перепуганные усталые кони – и колдун, хохочущий и швыряющий в сани ветер и снег. И шкуры убитых зверей, грозящие вот-вот обрести плоть и кровь.

Зачем он убил колдуна? Что менялось с его смертью? Так хотел авва? Но авва сидит за толстыми стенами Пустыни, в теплой просторной настоятельской келье, а Дамиан едет вдоль темного леса, и ветер грозит похоронить его в снежной могиле и смеется над его страхом и над его молитвами.

Зачем он убил колдуна?

– И остави нам! Долги наша! – кричал послушник. – Якоже и мы! Оставляем должником нашим!

Грехи? Со времен приютского детства грех Дамиан понимал как нечто мелкое: провинность, о которой могут прознать иеромонахи. Разве убийство колдуна было грехом? Да нет же! Проклятый язычник, заслуживший костер! Он сейчас горит в аду! Он не может быть ветром, метелью, заснеженным небом! Или… или…

Дамиан сполз на самое дно саней и укрылся с головой, зажимая уши, чтобы не слышать хохота, похожего на гром падающей сгоревшей крыши. Но губы сами собой шептали:

– И остави нам долги наша… И остави нам долги наша…


@темы: Книги

URL
   

Мои сайты, мои книги

главная