12:46 

Черный цветок

В городе Олехове не казнят преступников, их превращают в «ущербных» при помощи волшебного медальона. Но однажды сбудется пророчество и… «Харалуг откроет медальон». Когда-нибудь сброшенный в болото труп подымется из глубокой трясины, отряхнет налипшую на лицо грязь и, пошатываясь, ощупью двинется через лес… Так? Нет, все будет проще и прозаичней. Но тем, кто владел медальоном, не помогут ни городская стража, ни стены их сказочных замков, ни своры собак.

Есеня Жмуренок по прозвищу Балуй ничего не знает о Харалуге – ему всего шестнадцать лет, он гуляет и забавляется, пока волшебная вещь не оказывается у него в руках. От простодушного желания «сделать всех людей счастливыми» до осознания того, что открытый медальон не принесет людям счастья, Есене предстоит пройти долгий путь: нехитрая на первый взгляд история ставит вопросы, ответы на которые можно искать всю жизнь.

Черный цветок

Черный цветок - первая книга, которую я решила напечатать. И она того стоит. За увлекательным сюжетом прячется множество нюансов, это книга с двойным дном. Я так спокойно и нескромно говорю об этом, потому что Цветок пришел ко мне откуда-то сверху, словно не мною он был написан, а продиктован кем-то другим. Я сама открываю в нем все новые и новые грани.

Иллюстрированный сайт книги
«Черный цветок» - книга Ольги Денисовой

Отзывы

arthin

Прекрасно.

Не Олди, нет - я бы сказал, что по стилю куда более аналог Дяченок. В сравнении все-таки проигрывает, но сам факт, что без оговорок сравнению подлежит, за себя говорит.

История, в общем, вечная - тут и "Дракон", и "Обитаемый остров", и много что. Фантастическое допущение нетривиально - и, кажется, из него можно было бы еще много что докрутить... впрочем, не возьмусь критиковать. Недостатки этой книги уже там, где начинается высшее мастерство.

Финал, действительно, логичен до неизбежности. Если мы не в сказке, а за спиной у нас нет мира Полдня...

Спасибо, Ольга!

Riznieks

Ах, какая трогательная, какая грустная, оптимистичная и атмосферная вещь! Спасибо Вам, Ольга, за замечательную повесть!

golma1

Роман относится к одному из моих любимых поджанров фэнтези: когда на фантастическом предположении выстраивается НАША история, касающаяся каждого из нас, происходящая здесь и сейчас.

И ещё одно ценнейшее качество обнаружилось в книге: она заставляет размышлять.

Казалось бы, автор довольно точно обозначила "плохих" и "хороших". Но вопросы, о которых идёт речь в романе, настолько комплексны, что нельзя ожидать простых и однозначных ответов на них. Нахождение их длится порой целую жизнь. Книга помогла сделать на этом пути ещё один шажок.

Отличный слог, завораживающий стиль повествования, "живые" герои, аутентичность (да-да! несмотря на всю фэнтезийность!) - всё это заставило меня пожалеть, что книга так быстро закончилась, хоть роман довольно объёмистый.

Главный герой, не обладающий супер-силами, но могущий дать фору многим воителям по силе духа и целеустремлённости, становится к концу книги родным. И испытания, выпавшие на его долю, читатель делит с ним. Автору удаётся приобщить читателя к происходящему, сделать его со-переживателем.

Понятен и закономерен конец книги, не зря я сказала в самом начале о "здесь и сейчас".

Хотя так хочется иногда верить в сказку...

Эрнест

Рецензию пишу первый раз. Причина - меня так поразила и взволновала эта книга, что не смог удержаться. Всем рекомендую читать. Поверьте, ни разу не пожалеете о затраченном времени. На последних страницах я плакал и не стыжусь этого. Большое спасибо Ольге, что она дает возможность пользователям Альдебарана наслаждаться её творчеством. огромное спасибо.

Khun Da

Потрясающе все-таки Денисова пишет! Второй роман у нее читаю, и... опять засиделась до четырех утра, даже спать не хотелось и заснуть сразу после прочтения не смогла. Добрые у нее романы. И мудрые.

Абсолютно не стандартные. Вообще не возможно предсказать, чем все закончится. И характер 16-летнего подростка описан так, что веришь сразу. Я вообще ни одной фальшивой ноты не обнаружила во всем повествовании.

В-общем, появился еще один автор, которого я зачисляю в когорту «бессмертных»: то есть тех, кого будут читать и после смерти. Дай Бог, долгой жизни Ольге Денисовой, конечно!

Trurl

Это даже и не фэнтези. Это просто очень качественная и талантливая проза. Давно такого не читал. Спасибо автору большое.

Skybolter

Отличная книга! Очень рад, что мне удалось найти её и прочитать. Это бриллиант на фоне современного фентезийного шлака.

Мир

Смешение времен: невольничьи рынки и многоэтажные доходные дома, замки на холмах и цеха времен дикого капитализма. Микроскопы - и булатные мечи, знания о делении клетки и диаметре Земли – и сточные канавы на улицах городов.

Встречаясь со славянскими именами, читатель мгновенно ассоциирует этот мир с древней Русью, потом, по мере проникновения в мир, – со стандартным фэнтезийным псевдосредневековьем. И никому не приходи в голову, что Россия конца девятнадцатого века и была тем самым смешением времен: Чеховский «Вишневый сад» отделяет от невольничьих рынков чуть более сорока лет. И махровый феодализм, и дикий капитализм, и рабовладение, и города, ничем не отличающиеся от средневековых.

Итак, это мир – вне времени, мир-театральная декорация. Много поколений подряд аристократия города Олехова превращает преступников в «ущербных», отнимая их таланты, способности и желания и забирая их себе. К «ущербным» в городе относятся с брезгливостью, как будто они и не люди вовсе. Они никогда не улыбаются, не пьют вина, работают, чтят закон, и ничего, кроме собственного благополучия, их не интересует. Вольные люди – разбойники – надеются когда-нибудь открыть медальон, и тогда пружинка, спрятанная в нем, раскрутится в обратную сторону, возвращая ущербным их человеческую сущность.

Отрывок

Есеня сделал две отливки. Он не стал показывать их отцу – тот бы все равно не понял, чем они лучше отливок Мудрослова. Даже если бы распилил. А всего-то и надо было, что обложить горнило кирпичом со всех сторон да чуть-чуть изменить форму тигля – сделать его ниже и шире. Почему Мудрослов этого не понимал? Ведь это же так просто!

Время подошло к ужину, и Есеня, ковырнув кусок курицы в тарелке, уронил голову на стол и уснул. И не почувствовал, как отец отнес его в постель.

Проспал он без малого сутки, а потом принялся за клинок. С кувалдой он управлялся неважно, молотком-ручником владел и вовсе отвратительно, зато в закалке и заточке ему не было равных, да и протравка у него всегда получалась отлично.

Приходили стражники, спрашивали про вечер в кабаке, но Есеня соврал, что подобрал на улице девку и провел с ней остаток ночи. Наверное, ему поверили: выглядел он солидно, в кузнице, с молотом в руках – ни дать ни взять, опора матери и надежда отца.

С клинком он возился долго, примеривался перед тем как ударить: испортить отливку было жалко. Рисунок, который он изобразил прямо на полу, несомненно, выглядел совершенней, чем то, что вышло на самом деле. Еще день Есеня потратил на рукоять.

То, что получилось у него в конце концов, привело его в отличное расположение духа. Может, выглядел нож не так красиво, как хотелось, но гвозди перерубал с легкостью и был острым, как бритва. Отец издали посмотрел на его работу, но даже не взял ножа в руки, презрительно смерив сына взглядом. Обидно стало до слез. Чтобы как-то утешиться, Есеня решил сходить к Жидяте – кто еще понимает толк в оружии? Он еле дождался утра и выскочил из дома, наспех позавтракав.

На базаре уже собирался народ, день начинался солнечный, но Есене было не до того. Он и сам не понимал, почему ему так важно, чтобы кто-то оценил его работу. Если и Жидята не поймет, придется бросить все это и никогда больше не браться за такую ерунду.

Есеня постучал в оружейную лавку; Жидята поднимался поздно, поэтому встретил его заспанным и недовольным.

– Ну? – спросил он, когда Есеня сунул голову в дверь.

– Ножик принес посмотреть.

– Заходи, – проворчал Жидята.

Есеня вынул нож из-за пазухи, развернул тряпицу и протянул его лавочнику. Жидята мельком глянул на его детище и скривился.

– Сам делал?

Есеня кивнул.

– Оно и видно, – Жидята хотел уйти в лавку.

– Погоди. Ну посмотри поближе-то! – Есеня и вправду чуть не расплакался.

Жидята вздохнул и пожалел его: взял нож в руки и тронул лезвие пальцем. Он послушал, как звенит металл, попробовал его согнуть, погладил пальцами, словно слепой, пытающийся определить, что за предмет перед ним. Лицо его постепенно стало меняться – от равнодушия к изумлению, а потом – возмущению, и Жидята прошипел:

– Ты… Ты, сучонок косорукий! Ты понимаешь, какую отливку ты испортил? Где ты ее взял? Ты представляешь, каких денег она может стоить? Ты представляешь, что из нее можно было сделать, а? Отец знает?

Есеня кивнул.

– И что? Ты до сих пор жив? Где ты ее взял, отвечай!

– Я… – промямлил Есеня, – сам сделал…

– Как это?

– Ну, сам сварил.

– С Мудрословом, что ли? Не думал, что Мудрослов когда-нибудь найдет… Всю жизнь ищет…

– Не, я без Мудрослова, один…

Лицо Жидяты вдруг окаменело. Он посмотрел на нож, на Есеню, снова на нож и на всякий случай спросил:

– А ты не врешь?

– У меня еще одна есть, – Есеня полез за пазуху и выудил кусок металла.

Жидята ухватился за него, как неделю назад горшечница вцепилась в золотой, который ей протянул Есеня. Даже ногти побелели.

– Пошли, – коротко велел Жидята и быстрым шагом направился внутрь лавки.

Он смотрел на отливку через толстое стекло, он сделал срез и осторожно протравил его кислотой, он гладил ее и любовался ею, и Есеня, глядя на Жидяту, мог только глупо улыбаться. Жидята не улыбался. Наоборот, с каждой секундой лицо его становилось все мрачней.

– Сядь, – он указал пальцем на стул и тяжело вздохнул.

– Чего? – не понял Есеня и сел.

– Мальчик. Никогда никому не показывай этой отливки, слышишь? А лучше всего – переплавь ее в сковороду.

– Почему? – Есене снова захотелось расплакаться.

– Потому что. Если бы руки твои росли не из задницы, ты бы сделал клинок, за который любой из благородных отвалил бы тебе десяток золотых и был бы очень доволен сделкой. Такой булат привозили когда-то из дальних стран, и никто – никто! – не смог изготовить такого же. Теперь и из дальних стран его не привозят – говорят, рецепт утерян навсегда.

– Так я могу стать богатым?

– Нет. Погоди. Дослушай. Обладатели таких клинков вешают их на стены и оставляют рядом собак, чтобы никому не пришло в голову их украсть. Никакие драгоценные камни не могут сравниться с этими клинками. Не потому что они дороги, а потому что они – редкость, иметь которую почетно, понимаешь?

Есеня кивнул.

– Но это не главное, хотя никто бы не позволил тебе наводнить базар таким булатом. Сколько времени тебе понадобилось, чтобы добиться такого? Сколько отливок ты испортил, прежде чем у тебя получилось?

– Много… – Есеня пожал плечами.

– Я понимаю, что много. Сколько? Сто? Тысячу?

– Да не, штук пятнадцать, наверное…

– Что?

– Ну да, сначала чугун получался, потом получилось, как у Мудрослова. Но я же сто раз видел, как он это делает! Я давно хотел попробовать, думал, сразу получится…

– Мальчик, – Жидята закрыл лицо руками, – это… Уходи от меня, слышишь? Я знать тебя не хочу, понял?

– Чего?

– Убирайся! – Жидята встал и затопал ногами. – Убирайся прочь! Я не хочу этого видеть, я не хочу этого знать! Убирайся! Твой отец… не говори ему об этом, не показывай отливку никому, может быть тогда…

На глазах лавочника блеснули слезы.

– Жидята, я ничего не понял.

– Они уничтожат тебя! Они отберут у тебя… Как отобрали у твоего отца. Как у всех отбирают, даже малости отбирают, а такой талант… Они уничтожат тебя! Я не могу этого видеть! Я не желаю этого знать! Иди, гуляй, пей – только никогда больше не вари булата!

– Знаешь что? – Есеня посмотрел на лавочника с жалостью. – Ты, наверно, сумасшедший.


@темы: Книги

URL
   

Мои сайты, мои книги

главная